Последние новости
После несостоявшегося поединка между чемпионом мира по версии WBA Денисом Лебедевым и панамским...
Прервав подготовку к очередному фильму, Микки Рурк прибыл в Москву, чтобы посетить чемпионский бой...

Микки Рурку — 60: Жизнь сквозь призму Interview

Звезда культовых «Девяти с половиной недель» празднует сегодня юбилей. Микки Рурка, конечно, в первую очередь знают по «Девяти с половиной неделям» (которые он не жаловал) и по неудачному роману с боксом, из-за которого его голливудская карьера чуть не кончилась. Но он вернулся, хотя никто в это не верил.

Не в последнюю очередь благодаря режиссерам, которые очень ценят его актерский талант. Среди них — Френсис Форд Коппола, Алан Паркер, Тони Скотт, Роберт Родригес и Даррен Аронофски. Кинокритик Полин Кейл, которая легко могла пустить на фарш иной хваленый шедевр, пела ему в рецензиях дифирамбы. Любил его и журнал Interview — Микки Рурк появлялся на страницах журнала пять раз, так что по интервью легко можно проследить траекторию его жизни.

 

Как попал в кино

Джулиан Шнабель: Расскажи, как ты стал актером?

Микки Рурк: Я лет шесть занимался боксом. Но я получил сотрясение мозга и некоторое время ничего не делал, валяясь на пляже. Мой приятель из университета Майами ставил пьесу Жене и пригласил меня. Я согласился и потом подумал: «Вау! Да это куда интересней, чем вставать в шесть утра и накручивать четыре мили». Мне так это понравилось, что я решил пойти на актерские курсы. «Тогда вали в Нью-Йорк», — посоветовал мне приятель.

Interview, октябрь 2003

 

Как учился и выживал в Нью-Йорке

Гизела Мартин Гетти: Твою юность не назовешь сказочной.

Микки Рурк: Еще бы. Питался остатками чипсов в пачках и крадеными банками колы. Работал как проклятый — парковщиком, посудомойкой, плотником, вышибалой в клубе для трансвеститов. И все, чтобы оплатить комнату в гнилом отеле, куда ночью страшно было возвращаться — из-за лунатиков, шастающих по коридорам. Я иногда даже оставался ночевать в клубе.

Но я, конечно, был полным деревенщиной: расхаживал в ботинках на большой подошве и в прикиде а-ля Зигги Стардаст. И даже не подозревал, что стильные парни пялились на меня только потому, что хотели затащить меня в постель. Безумные времена, которые я все равно люблю. Была бы возможность вернуться — ни секунды бы не сомневался.

Interview, январь 1988

 

Как его воспитал Френсис Форд Коппола

Пэт Хакет: Каких режиссеров ты любишь?

Микки Рурк: Коппола… Майкл Чимино… Скорсезе… Хэл Эшби. Ник Роуг.

Хакет: Ну а что делает Копполу таким крутым?

Рурк: Его прет от съемок, и он готов пойти ва-банк.

Хакет: Он тебе как-то особенно помогал на съемках «Бойцовой рыбки»?

Рурк: Заставлял читать книги про Камю и Наполеона

Хакет: Много приходилось читать?

Рурк: Спрашиваешь!

Хакет: Коппола любит показывать команде старые фильмы — для вдохновения.

Рурк: Да, он нам много немецкого немого показывал. Но было столько фильмов, что я забыл названия.

Interview, март 1985

 

Как снимался в «Девяти с половиной неделях»...

Пэт Хакет: Я смотрю, у тебя квартира завалена спортивным инвентарем. Много занимаешься?

Микки Рурк: Каждый день по часу. Меня попросили быть в форме — в «Девяти с половиной неделях» должна была быть обнаженка. Но потом они решили ее убрать — захотели сделать фильм более попсовым. Но я все равно продолжил тренироваться.

Хакет: В романе все завязано на садомазохистких отношениях.

Рурк: Ну да, а в фильме все это сведется к ментальному дрочилову.

Хакет: Разве после такой «обработки» не теряется весь смысл книги?

Рурк: Ну, заявились продюсеры Tri-Star и заварили эту хрень. Некоторые вещи ты не контролируешь. Ты подписываешься на один сценарий, а тебе потом впаривают совершенно другое.

Interview, март 1985

 

...и что чувствовал после

Гизела Мартин Гетти: Как бы ты себя определил как актера?

Микки Рурк: Хм, думаю, я шлюха, как и все остальные — я здесь из-за денег. Деньги дают мне свободу заниматься тем, чем хочется. Все, что мне остается, — это стать большой шлюхой и сниматься только в достойном кино.

Мартин Гетти: «Девять с половиной недель» попадают в эту категорию?

Рурк: Если бы. Мне кажется, у режиссера (Эдриана Лайна. — Interview) просто не хватило яиц. Я хотел сделать фильм круче «Последнего танго в Париже», но они зассали, что он провалится в прокате. Это стало понятно уже на съемках — то актриса тушевалась, то режиссер.

Мартин Гетти: Ну и получилось кино про еду.

Рурк: Именно, дешевая итальянская реклама.

Interview, январь 1988

 

Как ушел в спорт

Джонни Депп: Слушай, а вот эти пять лет в боксе — это что-то типа образования для тебя было?

Микки Рурк: Я тебе так скажу, Джонни: когда раздается звонок и ты видишь перед собой противника на 15 лет младше, то понимаешь, что это не кино — второго дубля тебе не дают. Я ни разу не проиграл: десять побед и две ничьи, но перед каждым боем у меня было ощущение, что я вот-вот наложу в штаны от страха.

Депп: Еще бы.

Рурк: Люди, конечно, говорили: «Только псих бросит карьеру и уйдет в бокс», — но я люблю спорт, и мне хотелось успеть поучаствовать в соревнованиях, прежде чем я уйду на пенсию. Бог мой, да какой спорт остается, когда тебе за 40? Только рыбалка.

Interview, октябрь 2003

 

Как раскаялся за ошибки молодости и не только

Джонни Депп: Я, кстати, не думаю, что твой уход из кино и твоя бескомпромисcность — это плохо.

Микки Рурк: Ну как сказать. Пара ребят отхватили «Оскары» за роли, от которых я отказался. (Смеются.) После того, как у меня все устаканилось и я прошел курс лечения, без которого просто бы отдал концы, я готов пойти на компромисс в определенном случае. Мне 47, в 37 я не мог так поступить. Это нелегко, но во мне уже нет той ярости, как десять лет назад. Я крыл матом и проклинал людей, которые этого не заслуживают, и стал знаменитым из-за своего скотского поведения, а не из-за своих фильмов.

Депп: Но ты не играл в эти грязные игры.

Рурк: Говоря по правде, Джонни, мне кажется, я играю в эту игру сейчас, и мне немного не по себе. Но я понимаю, что должен, иначе я больше не получу работу в кино.

Депп: Я так не думаю. Мне вообще не кажется, что ты никогда не сможешь «вписаться в бизнес».

Рурк: Может и так. Я и впрямь многие годы был уверен, что с моим талантом смогу победить систему. Я ошибался.

Interview, октябрь 2003

 

Как видит будущее

Сейчас мы собираемся снимать сиквел к «Городу грехов». Я люблю Родригеса — он моложе меня, но хитрый жук. Молодые режиссеры вообще не боятся со мной работать.

Родригесу плевать на мою репутацию, ему важны мои актерские качества. А я должен быть профессионалом. Так что я избавился от всех идиотов, которые меня окружали. Пришло время работы. Когда меня спрашивают: «Лучший фильм, который вы снял?», — я отвечаю: «Я пока еще такого не снял».

Interview, ноябрь 2005

 

P. S. История про трусы Джулиана Шнабеля

Карен Уилсон: Алло, мистер Рурк? Это Карен, ассистент редакции Interview. Я звоню вам, чтобы связать вас с Джулианом Шнабелем.

Микки Рурк: Ну давайте, связывайте.

Уилсон: Джулиан уже на линии. У вас есть какие-то вопросы, прежде чем мы начнем?

Рурк: Вроде нет. Только уточните, что он не голый.

Уилсон: Я не спрашивала, одет ли он.

Рурк: Ну, значит сейчас узнаем. (Уилсон смеется.)

Уилсон: Джулиан, Микки на линии.

Рурк: Да, я только что ей сказал, что не буду с тобой говорить, если ты не одет.

Джулиан Шнабель: На мне ничего нет.

Рурк: Ну натяни хотя бы трусы.

Шнабель: Я вообще их не держу.

Рурк: Ну тогда я сниму свои на время разговора.

Шнабель: Ну ладно. Только не трогай там себя. (Смеется.)

Рурк: Ладно, так и быть. Не буду.

Interview, октябрь 2003

 

Источник: interviewrussia.ru

© Русскоязычный фан-сайт Микки Рурка.
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Контакты | Друзья